Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17:33, 18 октября 2019 Театр

Правая рука режиссёра. Как главный театральный художник работает «за зеркалом сцены»

В Белгородском художественном музее открылась выставка главного художника БГАДТ им. М.С. Щепкина Марины Шепорнёвой — «За зеркалом сцены». На ней представлены макеты декораций спектаклей и эскизы костюмов. Выставка открыта до 22 ноября. Что не поведают экспонаты, но расскажет о своей работе главный художник — узнал «Открытый Белгород».

— Марина, очевидно, любая работа начинается с начала. В случае с декорациями для спектакля начало — это что? 

— У театра или режиссёра возникает идея — поставить пьесу. Режиссёр обращается к художнику, то есть разговаривает со мной. Сейчас даже по интернету можно поговорить, если мы уже работали и понимаем друг друга. Бывает, режиссёр ещё не видит эту пьесу. Представляет, как будет строить диалоги, какие‑то сцены, а по оформлению не знает.

Моя задача — найти хорошие художественные решения, образы спектакля. Я читаю пьесу, потому что у каждого произведения есть своё настроение, ритм, эпоха. Надо проникнуть туда, перенестись в место действия. Полюбить героев, полюбить их разговоры. От этого уже и строиться образное решение спектакля.

Правая рука режиссёра. Как главный театральный художник работает «за зеркалом сцены» - Изображение Фото: Виктория Муратова

— А как Вы погружаетесь в эпоху, помимо чтения пьесы?

— Надо много читать, знать и смотреть. Читаю литературу того времени, потому что, бывает, в пьесе какие‑то вещи или предметы появляются, которыми мы сейчас не пользуемся. Архитектурную эпоху важно представить, посмотреть выкройки исторических платьев, приметить характерные особенности в костюме: воротники, кринолины, застёжки.

Если только действие спектакля не переносится в другое время. Сейчас же очень модно подтягивать по времени: кто‑то ставит «Женитьбу Фигаро» конкретно в Испании XVII-XIX века, а кто‑то переносит в советское время. Это режиссёрское решение, почему нет?

Мы же понимаем, что эпохи меняются, а человеческие отношения остаются такими же: любовь, ревность, предательство.

— Сколько времени уходит обычно на работу над одной постановкой?

— Бывает, хорошо идёт, быстро, сразу находится верное решение. Бывает, подольше — до самого последнего момента, буквально в последнюю секунду решается. Но всё должно быть сделано до технического совета, когда проект спектакля выходит на обсуждение.

— Декорации — это же, наверное, самая затратная часть спектакля.

— Конечно. И костюмы бывают затратными. Если спектакль костюмированный исторический — очень затратно. Тем более каждый костюм шьётся под конкретного артиста, под конкретную постановку, в одном стиле.

— Театральный художник — профессия достаточно редкая. Чем она привлекает именно Вас?

— Это такое незастывшее творчество. Художники-живописцы пишут картины, натюрморты — готовые произведения искусства. У них есть почитатели, покупатели. А моя работа со спектаклем как художника — предварительная к большому произведению, общему творению нашего театра. Это значительная часть спектакля.

Бывает, зритель сидит и разглядывает декорации, начинает рассказывать после спектакля про костюмы и декорации. А как же сама постановка? Поэтому моя работа не должна перебивать работу артистов.

Правая рука режиссёра. Как главный театральный художник работает «за зеркалом сцены» - Изображение Фото: Виктория Муратова

— Как чаще бывает, Вам дают пространство для фантазии или говорят, хотим конкретно так?

— По‑разному. Кто‑то опытный мне говорит: «Главное, чтобы у меня вот здесь стоял шкаф, здесь — кресло, а здесь были выходы для артистов. Мне нужно по точкам, а там уже придумывай». А бывает, что режиссёр сам не знает, чего хочет. Я ему тогда варианты предлагаю.

— Во время спектаклей приходится контролировать, чтобы всё было на месте?

— Перед спектаклем приходит реквизитор. У неё к каждой постановке журнал. Монтировщики фотографируют и фиксируют декорации. У них метки стоят на каждый стул.

На сцене очень много точек цветных: синий — один спектакль, красный — другой. Монтировщики знают, что сегодня спектакль с синей меткой, потому что им надо в темноте выскочить и, допустим, поставить стул или стол на эти метки. Ведь потом по этим меткам сидит герой, на него уже выставлен свет. По ходу спектакля прожектор не перевесишь. Поставят стул в нужное место, на него сядет актёр в нужное время, и загорится на нём луч света. Это очень точное искусство.

— На выставке представлены объёмные макеты и эскизы. Но ещё же Вы работаете с компьютерной графикой, верно?

— Компьютерная графика даёт возможность попробовать сразу много вариантов: могу свет поменять или пол буквально одним движением. Допустим, если режиссёр живёт в другом городе, объёмный макет я же ему не отправлю. Раньше театральные художники рисовали монументальные картины, но на сцене не всегда похоже получалось. С компьютерной графикой иначе — видишь результат.

Но в объёмном макете удобнее. Его делают, если спектакль подвижный, многолюдный, со множеством переходов и выходов. Режиссёру удобнее — в таком макете можно подвигать детали, представить, как это будет двигаться, как меняться.

— Какие испытываете эмоции, когда играют спектакль в созданных Вами декорациях?

— Чувство гордости за себя и коллектив. Чувство радости, облегчения, что наконец‑то построили корабль.

Есть замечательные стихи у Людмилы Кондратьевой, она работала у нас долгие годы заведующей литературной частью. «И звучат они, как заклинанья, в многозвучье жизненного хора, словно кораблей больших названья, с наших стапелей ушедших в море».

Действительно, спектакли, как корабли. Строишь, строишь, а потом они начинают своё плавание к зрительским сердцам.

Не пропустите главное
Подпишитесь на рассылку «Открытого Белгорода» и получайте самые интересные новости первыми
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×