Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:50, 30 октября 2018 Земляк дня

Гавриил Якимович Ломакин: основоположник российской музыки

В юности он много времени уделял самообразованию. Брал уроки игры на скрипке и фортепиано. Переиграл все сонаты Бетховена, Моцарта, Вебера, фуги Баха. Поэтому не удивительно, что впоследствии возглавил знаменитую Шереметевскую капеллу…

Гавриил родился в 1811 году в слободе Борисовке тогдашней Курской губернии в семье крепостных графа Шереметева — Якима Михайловича Ломакина и Евдокии Стефановны Григорьевой. Младенец был крещён в слободской Николаевской церкви. Именно в этом храме чуть позже начался и музыкальный путь будущего композитора. Мальчиком Гавриил Ломакин пел здесь на клиросе.

Церковный хор в Борисовке был не совсем обычным. По распоряжению ещё старого графа Петра Борисовича Шереметева, в двух принадлежавших ему слободах, Борисовке и Алексеевке, при церквях были созданы полупрофессиональные детские хоры, где мальчики получали начальное музыкальное образование. Таким образом граф готовил «кадры» для своей крепостной певческой капеллы, считавшейся лучшей в России.

Состав хора постоянно обновлялся. Когда у юных певцов начиналась мутация голоса (переход в мужской тембр), их или отправляли назад в деревню, или устраивали на службу где‑нибудь в Петербурге. Специалисты регулярно ездили по вотчинам Шереметева и отбирали наиболее талантливых крестьянских детей. В 1821 году десятилетний Гавриил Ломакин тоже был привезён в Петербург.

Собственные методы обучения певчих Гавриил Ломакин начал разрабатывать ещё в ранней молодости, получив должность руководителя Шереметевской капеллы. И именно благодаря авторским методикам любой возглавляемый им хор – и детский, и взрослый – довольно быстро достигал высокого уровня мастерства, как то показывает пример Бесплатной музыкальной школы.

Многое для своих методических разработок Ломакин почерпнул из единственной поездки в Европу, состоявшейся в 1857 году. Обычно за границу ездили представители дворянского сословия. Для вчерашнего крепостного подобная поездка была чем‑то из ряда вон выходящим. Однако встречаясь с европейскими композиторами, чьи произведения исполняла Шереметевская капелла, Ломакин часто получал приглашения посетить их страны. И когда, наконец, решился, то был радушно принят в Берлине, Дрездене и Париже, где его знали как выдающегося хормейстера.

Надежда Андреевна, сопровождавшая супруга, удивлялась, что в Европе «никто не обращал внимания на его звание», то есть «неблагородное» происхождение, которое в России ему порой приходилось скрывать даже от близких приятелей. Здесь же все смотрели только на профессиональные качества.

Во время поездки Гавриил Ломакин обходился без помощи переводчика: немецкий и французский бывший крепостной музыкант знал в совершенстве.

Между прочим, методические труды Ломакина долгое время оставались единственным основательным и доступным пособием по начальному обучению пению. По ним занималось большинство регентов, певчих и учителей музыки. Эти книги переиздавались до конца XIX века.

Подробнее о наследии великого мастера читайте в томе «Знаменитые земляки. Ломакин».

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×