Local Logo
Новости Белгорода и Белгородской области
92.44
+0.09$
99.90
+0.34
+0 °С,
Белгород

Всё дело в соли: бывший директор Белгорблагоустройства Арабинский дал показания в суде

25 января , 15:10Другое
Фото:

Максима Арабинского обвиняют в превышении должностных полномочий. Экс-глава БГБ дал первые показания в суде о работе в городской коммунальной службе, ультиматуме жены, новом месте работы и как проходил выбор подрядчика на поставку пескосоляной смеси.

Максим Арабинский, занимавший пост гендиректора МБУ «Управление «Белгорблагоустройство» с 2021 по 2022 год, дал показания в суде. Бывший менеджер городской коммунальной службы рассказал о своем знакомстве с подрядчиками, закупке пескосоляной смеси и других эпизодах работы.

Напомним, Арабинского обвиняют по ч.3 ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий). Сторона обвинения заявляет, что бывший глава БГБ инициировал проведение торгов с нарушением правил конкуренции. Из-за этого победу на торгах получило конкретное предприятие.

Максим Арабинский давал показания в суде больше часа. Он рассказал, как пришел на работу, какие процессы пытался изменить и как, по его словам, на самом деле обстояла ситуация с закупкой пескосоляной смеси на 70 млн рублей. Сейчас бывший директор «Белгорблагоустройства» работает помощником гендиректора в компании «Автострада». Недавно он перенес две операции на сухожилиях в кистях рук.

Максима Арабинского назначили на должность главы БГБ в октябре 2021 года, трудовой договор заключили сроком на год. Подсудимый рассказывает, что работа в коммунальном предприятии была «всепоглощающей», из-за нее начались конфликты с женой и ухудшение здоровья. По его словам, одна из основных задач предприятия зимой — расчистка от снега и наледи, посыпка тротуаров и дорог пескосоляной смесью (ПСС). Чтобы сделать смесь, нужен миксер, «мясорубка, которая в разных пропорциях смешивает песок и техническую соль. Смешивание — длительный процесс, учитывая объемы — 15-20 тысяч тонн — это происходит долго».

«Когда я вступил в должность была теплая осень, и на площадке уже было немного пескосоляной смеси, которая осталась с прошлого года. Сотрудники объяснили, что новый контракт проторгован, соль должна быть. Но не завозят, потому что проблемы с железной дорогой. Я поручил связаться с поставщиком и ускорить процесс»,
рассказал подсудимый.

Поставщиком соли была компания «Белгородторгснаб» («БТС»), которая и до этого имела более 20 контрактов с УБГБ. Директор компании — Александр Удовидченко.

Далее Арабинский рассказал, что «относился к работе ответственно». Он заявил, что тогда у БГБ не было сметчика и весов, которые бы помогали понять, сколько материалов приходит на площадку и сколько уходит, «не было общего контроля». Также бывший директор рассказал, что БГБ не проверяло контрагентов, подрядчиков, которые подавали заявки на участие в торгах.

«Меня очень удивило предприятие в плане построения работы, ответственности. Постоянно считают что-то, а сметчика нет. Объемы инертных материалов фантастические, но они не учитываются. Нет весов. Непонятно, сколько ПСС загрузили в кузов машины, сколько он в итоге в городе песка разбросал. Весы стоили тогда от 3 млн рублей, но и их достаточно было бы, чтобы контролировать ситуацию. Мне объяснили, что денег на них нет»,
добавил он.

Арабинский создал службу безопасности внутри предприятия, её возглавил Вадим Иванов. По итогам проверки директору БГБ доложили о том, что подрядчик доставляет соль на площадку не своими машинами, а транспортом БГБ. Это противоречило условиям контракта. Кроме того, подрядчик задерживал поставки материалов и не взвешивал соль, а её объемы вычисляли исходя из кубатуры кузова.

В итоге Максим Арабинский организовал встречу с директором «Белгородторгснаба» Александром Удовидченко.

«Мы познакомились, деловая встреча. С первого взгляда мне этот мужчина понравился. Мне 40 лет, а передо мной сидит возрастной мужчина, я вижу, что он уважаемый. Офис очень красивый, богатый, секретарша, камин... Я понимаю, что у них все в порядке, директор умудренный опытом мужчина, бизнесмен. А я молодой, вроде 13-й по счету директор БГБ»,
добавил подсудимый.

По словам Арабинского, директор «БТС» объяснил, почему поставка соли задерживается, согласился, что возить соль нужно своим транспортом и взвешивать её. Он уточнил, будут ли начислять пени и воспринял спокойно, когда Арабинский ответил, что будут.

Он рассказал, что сотрудники БГБ нашли законную возможность не начислять пеню компании-подрядчику, и сообщили ему об этом.

«Был страх, что я так категорично ответил, а работаю в организации всего месяц. А если что-то пойдет не так и мне потом идти к Удовидченко с вытянутой рукой? Созваниваюсь с ним, говорю, что есть возможность пеню списать. Он согласился. Я довольный: дело хорошее, на будущее себе в копилку кладу»,
отметил Арабинский.

Летом подсудимый познакомился с Александром Фаустовым, директором компании «Литертранс». Это тоже подрядчики, которые продают соль и другим местным предприятиям, например, «Белгороддорстрою», подрядчикам Минобороны и другим. По словам Арабинского, новый подрядчик показался ему профессиональным.

Арабинский отметил, что денег на новую закупку соли не было. При этом директору БГБ пообещали, что в 2022 году на счет предприятия переведут 20 млн рублей, а остальные 50 млн — в следующем. Экс-гендиректор рассказал, что сильно переживал из-за СВО и возможных срывов поставок соли, которая очень нужна городу. Поэтому решил заключить договор с единственным поставщиком — «Литертранс» — как это ранее делали Управление капитального строительства области. Но ФАС увидела в таком контракте нарушение и аннулировала его.

Далее контрактная служба БГБ запустила торги на закупку техсоли на 70 млн рублей, при этом, по поручению Арабинского, разбила их на несколько платежей по 20 млн и остаток. В новом контракте прописывается пункт, чтобы соль на площадку БГБ доставляли в заводских упаковках — «биг-бэгах» — весом в одну тонну.

«Цель, которую я преследовал, разбивая закупку на несколько — допустить в торги участников, у которых нет опыта. 70 млн — это неподъемная сумма, на нее заходят только большие предприятия. Плюс соль — не уникальный товар, её нужно просто купить и доставить. Данная разбивка по 20 млн должна была увеличить, расширить конкуренцию. В том числе хотел я привлечь «Литертранс» как добросовестного подрядчика»,
заявил Арабинский.

На торги поступили две заявки — от «Литертранс» и «БТС». При этом, по словам бывшего директора БГБ, качество соли в заявке «БТС» не соответствовало заявленному. Они сделали шаг на снижение, но предлагали соль марки «Б». Торги закончились и победителем признали «Литертранс».

«БТС подали жалобу в ФАС. Я видел, что начинаются брожения, а это грозит большими проблемами, если соли вовремя не будет. ФАС вынесла представление, что такая же ошибка по качеству соли была у «Литертранса» и отменила эти торги, обязала заново разместить заявки»,
отметил Максим Арабинский.

Подсудимый рассказал, что торги проходили бы ещё месяц. Поэтому Арабинский поручил заключить контракт с единственным подрядчиком без проведения торгов. Он воспользовался статьей 223-ФЗ, которая разрешала сделать это, используя только внебюджетные источники. Договор опять заключили с «Литертранс».

«Понимал, что такого объема денег нет, но я знал, что деньги будут целевые. Моя цель — поставить соль в город. Этот технический момент, я считал, что смогу его обойти»,
подчеркнул подсудимый.

Арабинский добавил, что БГБ заключали так контракты и раньше. В новом договоре с подрядчиком прописали, что 20 млн рублей будет выплачена авансом в текущем году, а остальные 50 — в следующем. В итоге они зашли на счет БГБ и были перечислены подрядчику.

Одновременно с этим «БТС» направил жалобу на Арабинского губернатору, в администрацию Белгорода и в СК. Городской комитет финансов увидел нарушения в этом платеже: деньги, которые перечислялись как внебюджетные, на самом деле были бюджетными.

«Но эти деньги были целевыми! Они предназначены только для оплаты соли, и я ими заплатил только за соль. Это было целевое расходование. Я решил расторгнуть этот контракт и заключить договор уже с бюджетным источником финансирования. В документах был беспорядок»,
отметил Арабинский.

На суде Арабинский добавил, что хотел устранить путаницу, поэтому заключил новые контракты с тем же подрядчиком. 

«Единственным вариантом было заключить кучу договоров до 600 тысяч на общую сумму в 20 млн. Конечно выглядело это дико — 34 договора с одним поставщиком. Но при этом могло быть, не запрещено!»,
отметил он.

Далее Арабинский рассказал, что соль уже начали привозить, его срок трудового договора истек, а жена поставила ультиматум: работа или семья. Он уволился.

Отвечая на вопросы в суде, Арабинский пытался объяснить, почему не внёс подрядчика «Белгородторгснаб» в реестр недобросовестных поставщиков. Также он рассказал, что пеню за срыв сроков поставки соли всё же решили начислять, он отдал такое поручение, но новый директор БГБ Евгений Жигалов его отменил. Почему пеню не списали в течение полугода, пока Жигалов не принял новое решение, Арабинский не объяснил. В разговоре с судьей Владимиром Сытюком Максим Арабинский рассказал, что указания на повышение концентрации соли не давал, а пытался создать честную конкуренцию.

Судья: Свидетель пояснил, что в служебной записке была концентрация, как и указано в требованиях. Там требования не ниже 93%. Он так указал. А в заявке на торги появилось 95%-97%.

Арабинский: Я поручений на увеличение процента не давал. Я об этих требованиях впервые слышу.

С: Когда вы открываете заявку на поставку соли, то участники торгов предоставляют документы, касающиеся качества продукции. «БТС» сразу предоставил заявку, что у него соль 93%. Почему их сразу не вывели из торгов? Их заявка сразу не соответствовала заявленной.

А: Не могу сказать.

С: Вы сказали, что действия по закупке соли у другого поставщика вы совершали для увеличения конкуренции. Но после торгов сначала заключаете договор по 223-ФЗ с «Литертранс», когда вам указывают на нарушения — вы заключаете 35 контракта опять же с ними. С вашей точки зрения это увеличивает конкуренцию?

А: Если бы было время, неограниченный круг участников, разбитая сумма по 20 млн, то коммерческие предложения можно было запросить и у других поставщиков. Тогда можно было ждать конкуренции. Но не было времени! У меня было два предприятия, которые готовы были поставить соль: это «БТС» с проявления недобросовестности и «Литертрнас», где я видел, что претензий к ним нет. Я поэтому и выбирал их.

С: То есть ваш довод об увеличении конкуренции сомнительный?

А: Я стремился к увеличению конкуренции.

Следующее заседание по делу назначили на 31 января. 

Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Авторы:Виктория Подарова
Читайте также
Выбор редакции
Материал
ЖКХ19 февраля , 11:51
«Работа — чтобы контейнеры были пустые»: как выглядит изнутри рабочий день экипажа мусоровоза
Материал
Дело Сергиенко26 января , 20:27
Давление следователя и покупка недостроя: новые свидетели дали показания по делу экс-мэра Сергиенко
Материал
Общество 25 января , 12:09
От 450 тысяч до 6,5 млн: сколько потратили на обустройство площадок для собак в Белгородской области