Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17:42, 24 мая 2020 Территория

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт»

Пять белгородских добровольцев из поискового отряда «Лиза Алерт» рассказали о том, как пришли в отряд, о сложностях в поисках и что ими все‑таки движет.

Автор Александра Гайн

27 декабря 2015 года — дата первого поиска добровольческого поискового отряда «Лиза Алерт» в Белгородской области, она же считается датой основания отряда в регионе.

Люди пропадают практически ежедневно. Добровольцы, несмотря на погодные условия и время суток, встают с уютных диванов, берут рюкзаки и выезжают на поиски, потому что нужно найти и спасти.

Станислав, пеший поисковик, в отряде около года

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт» - Изображение Фото: архив поискового отряда «Лиза Алерт»

Пришёл в отряд после того, как увидел пост «ВКонтакте» о том, что два члена отряда «Лиза Алерт» влюбилимсь и создали семью. Встретились в отряде, завязались отношения, сейчас у них уже ребёнок. Наткнулся на этот пост и подумал: «Интересно, чем они занимаются?». Перешёл в группу отряда, оставил свои данные, со мной связались, и как‑то понеслось.

Самым запоминающимся был один из поисков в лесу. Человек в итоге нашёлся сам, и когда мы это узнали, наша группа была где‑то глубоко в чаще леса. За нами выехала машина и остановилась, согласно навигатору, примерно в 5 км от нас. Половину пути мы шли по лесу, а дальше по сырому полю.

Это, наверное, самый запоминающийся поиск был, потому что идти несколько километров по лесу, потом по свежевспаханному полю — дорогого стоит. Когда мы уже доехали до штаба, пришла заявка, что в городе пропал человек. Посовещались, головами покивали, оббили грязь с ботинок и поехали искать второго пропавшего.

Для меня самое тяжелое в поисках — неизвестность. Если, например, поиски проходят в городской черте, и мы кого‑то не нашли, то в голове появляется очень противная мысль: «А вдруг ты прошел мимо? Вдруг ты не заглянул в люк, в котором мог оказаться человек?».

В лесу то же самое. Ты идешь и думаешь: «А вдруг за тем кустом найдётся? Вдруг тебе что‑то там послышалось?». Это такое чувство… Не то чтобы подконтрольное отчаяние, скорее желание продолжать, которое подталкивает тебя искать дальше. Желание найти.

Спросите десять человек, чем они занимаются и почему? Во‑первых, скорее всего вы не услышите внятного ответа. А во‑вторых, все ответы буду сводиться плюс-минус к одной фразе «Кто, если не я?».

Кроме меня никто не пойдёт в 12 часов ночи зимой в лес кого‑то искать. Личная заинтересованность в этом есть — это нужно нам для чего‑то. Потому что мы это можем.

Михаил, группа СМИ, в отряде больше полутора лет

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт» - Изображение Фото: архив поискового отряда «Лиза Алерт»

Группа СМИ — это практически всё, что связано со взаимодействием отряда с внешним миром — с журналистами, с социальными сетями, фото и видеосъемка.

Я узнал о поисковом отряде «Лиза Алерт» из очерков одного из соотрядников на сайте «Пикабу». По‑моему, это были отчёты с московских поисков. Я полностью изучил информацию, которая была доступна на форуме отряда. Почитал, что к чему, и, когда появилась возможность, приехал на поиск.

Самый запоминающийся поиск — первый. Мы на нём отработали с вечера и до раннего утра. Потом, когда я стоял возле университета и пил кофе, пришла информация, что мужчина найден живым.

Абсолютное чувство радости, чувство облегчения. Невероятное ощущение от того, что пропавший человек нашёлся. Вокруг люди как шли, так и идут — ничего не поменялось. Но тебя самого… отпустило что ли. Легче стало.

Два самых тяжёлых момента для меня — это когда отработали ночь, сутки, но человека не нашли. А ты понимаешь, что ресурсы организма уже на исходе, нужно ехать домой, завтра на работу или учёбу. Приходится уезжать, когда результата ещё нет. Второе — это когда ты по ряду причин не можешь поехать на поиск, хотя знаешь, что твоя помощь нужна.

Самый сложный вопрос — почему мы это делаем. На него ответы, с одной стороны, просты и банальны. Потому что могу и хочу. Пропажа близкого человека — это полная неизвестность для родных и ужасная опасность для самого человека. Поэтому, когда у меня в жизни всё хорошо, почему бы просто не попытаться кому‑то помочь?

Анна, регистратор, в отряде около года

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт» - Изображение Фото: архив поискового отряда «Лиза Алерт»

Регистратор — человек, который отвечает за ведение общего списка добровольцев на поиске.

Каждый человек, прибывающий на место поисковых работ, обязательно заносится в список. Регистратор записывает личные данные, номер телефона. Также уточняется время, до которого человек может находиться на поиске. Это нужно для того, чтобы координатор мог выдавать задачи, исходя из этих данных. Ещё мы записываем количество групп, которые отправляются на задачи.

Когда поиск закончился, каждый доброволец должен вернуться в штаб и выписаться из поиска, а по прибытии домой сообщить, что он дома. Это очень важно. Если хоть один поисковик не отписался, то инфорг может звонить хоть в 4 часа утра, чтобы убедиться, что поисковик безопасно добрался домой.

Перед тем, как прийти в поисковый отряд я долго думала, что для этого нужно и как попасть. Мне казалось, это сложно, думала, что мне не будут рады. На самом деле я просто пришла на поиск и всё. Меня хорошо приняли, дали задачу, всё объяснили.

Самые резонансные — это поиски детей. В качестве регистратора я была на поиске девочки, которая пропала пару месяцев назад. Меня очень удивило, с хорошей стороны, сколько человек готовы были помогать. Люди приезжали и приезжали. Чувствовалось, что все переживают, все хотят помочь. К счастью, девочку нашли очень быстро живой и здоровой.

Лесные поиски тоже очень запоминаются, там посложнее. Искали дедушку, который заблудился в лесу. Тут переживаешь, потому что леса большие, и неизвестно чего ожидать. Хочется надеяться на позитивный исход, но понимаешь, что не всегда так бывает.

Я думаю, что самое сложное в любом поиске — это нехватка человеческих ресурсов. Количество людей может повлиять как на качество поиска, так и на исход. Чем больше людей, тем больше шансов быстрее найти пропавшего целым и невредимым.

Я долго следила за поисковым отрядом «Лиза Алерт», и то, что они делали, всегда вызывало у меня восторг. Мне хотелось стать частичкой этой семьи. Я рада, что в России во многих регионах есть отделения «Лиза Алерт». Это шанс для пропавших вернуться домой, а родственникам —увидеть своих близких живыми и невредимыми.

Елена, инфорг, в отряде около года

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт» - Изображение Фото: архив поискового отряда «Лиза Алерт»

Инфорги — это информационные координаторы. Мы перезваниваем по заявке на поиск, уточняем все детали, которые необходимы нам для дальнейшего поиска человека. Если необходимо, пытаемся, конечно, успокоить заявителя, советуем, что делать. Например, когда в полиции отказываются принимать заявление на пропажу. Как правило, именно инфорги сообщают родным, что их близкий найден или погиб. Наша работа не всегда видна, но она очень важная.

Больше всего мне запомнился поиск трёх подростков в Белгороде прошлым летом. Пропали ребята, их искали долго — около трех недель. Для меня, как для матери, это очень актуальным. Я отслеживала любые продвижения по этому поиску.

Самый запоминающийся поиск — первый поиск с результатом «Найден, погиб». Запомнился он мне разговором с мамой пропавшего и пониманием, что это единственный сын у родителей. Невозможно это не пропустить через себя. Для меня самое сложное — это сообщить родственникам, что их близкий найден и он погиб. Для этого нужна сила воли, это очень тяжело.

Второй поиск тоже связан с родительской любовью: подросток во время «прозвона» вернулся домой. То счастье, которое звучало в голосе у его матери — вот, что очень запомнилось.

Почему я это делаю? Это мой образ жизни, я уже не могу без поисков. Мне необходимо помогать людям.

Ирина, представитель отрядной медицинской службы, в отряде около года

Настоящие герои не носят плащи: как работают волонтёры «Лиза Алерт» - Изображение Фото: архив поискового отряда «Лиза Алерт»

В отряде я занимаюсь оказанием первой медицинской помощи, также всегда выезжаю на поиски. Плюс ко всему, я инструктор школы «Лиза Алерт»: читаю лекции детям о том, как правильно вести себя в той или иной ситуации.

Я долго следила за отрядом, была подписана на группу Вконтакте, но всегда думала, что там люди с какими‑то навыками, то есть уже не первый год занимаются поисками.

Был 2018 год, в Железногорске пропал мальчик. К сожалению, поиски закончились печально. После этого я пригласила инструкторов «Лиза Алерт» прочитать лекции в школе, где учится мой ребёнок. Прошло лето, я все ещё продолжала наблюдать за отрядом и в какой‑то момент просто написала Кристине Субботиной (старший направления «Новичковая». — прим. ОБ) и спросила, как можно попасть в отряд. Мы с ней созвонились, поговорили, и оказалось, что никаких навыков не требуется. Главное — желание помогать людям.

Наверное, как и для любого поисковика, самый запоминающийся поиск — первый. Тогда пропала женщина: вышла из дома в магазин и не вернулась. Я ехала на поиск и думала: «Как я вообще справлюсь? Как меня встретят? Нужна ли я там сейчас, когда ребята уже целую ночь искали?»

Новичков встречают хорошо: все рассказывают, показывают, объясняют, как нужно делать и как не нужно. Нам дали задачи, и мы поехали.

Поиск затянулся до позднего вечера, потом мы делали «заклейку». Я старалась все делать максимально хорошо. Мне казалось, что я должна показать отряду, что я могу, что я с этим справлюсь. Было тревожно, что что‑то сделаю не так, потому что я новичок и это мой первый поиск, но всё прошло хорошо.

Старшие отряда и региональный представитель всегда благодарят за поиск. Каждый человек важен, потому что люди — главный ресурс, которого всегда не хватает. Я очень переживала за пропавшую женщину, и, когда нам спустя пару дней сообщили, что она найдена и жива — это разожгло огонь во мне.

Так как я сама мама, то пропажа детей — это для меня самое тяжелое. Хочется поскорее выехать на этот поиск, чтобы начать искать. Дети же беззащитные, они не могут дать отпор, постоять за себя. В голове сразу всплывают тысячи нехороших предчувствий.

Конечно, жалко каждого человека. И бабушку, и дедушку, которые дезориентированы, и у них, возможно, проблемы со здоровьем. Всегда думаешь о том, есть ли у пенсионеров с собой препараты. Я медицинский работник с 20-летним стажем, стараюсь, конечно, не пропускать всё через себя.

Когда я пришла в отряд и об этом узнали мои знакомые и родственники, часто слышала вопросы: «Зачем тебе это? У тебя что, своих дел нет?» У нас в отряде принято говорить: «Кто, если не я?». 

Я пытаюсь объяснить, что, не дай бог, у вас в семье произойдёт такая ситуация, пропадёт ребёнок, мама, бабушка. Что ты будешь делать? Куда будешь обращаться? Да, ты напишешь заявление в полицию. Да, возможно, они начнут предпринимать какие‑то действия. Но когда собирается отряд…

Мне кажется, это люди, которым небезразличны судьбы людей. Пусть ночь, снег, ветер, жара — мы всегда идём и ищем. Потому что есть чувство внутри, что нужно помочь этому человеку. Возможно, мы его последняя надежда найтись живым.

Не пропустите главное
Подпишитесь на рассылку «Открытого Белгорода» и получайте самые интересные новости первыми
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×