Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18:10, 17 мая 2019 Территория

Эмоции под замком. Почему улыбка — главное оружие бортпроводника?

Татьяна Пронькина из авиакомпании «РусЛайн» рассказала «Открытому Белгороду о нюансах профессии, 25-летней жизни в небе, мифах и рейсах, которые запомнит навсегда.

15 мая 1930 года американка Элен Черч Маршал дебютировала в качестве стюардессы на линии Сан-Франциско — Шайеи. Проводник в этот день отвечал за 11 пассажиров. Первая инструкция Элен у современной стюардессы точно вызовет улыбку. Например, она должна была не забывать заводить часы в кабине пилотов, расправиться со всеми мухами после взлёта. И чаще улыбаться.

10:40. Аэропорт Белгорода. Из окон, где пассажиры ожидают рейса в Москву, видно, как бортпроводник и два пилота приближаются к своему самолёту.

К этому времени экипаж уже полностью готов к рейсу: полётное задание, в которое будут вноситься все необходимые отметки, досконально изучено, равно как и маршрутные документы — схемы захода в аэропорт назначения, сводка погоды, подобраны оптимальный маршрут, а также объём необходимого топлива. Он в свою очередь зависит от количества пассажиров. 

Весь маршрут разделён на участки, и лётчики заранее знают ожидаемый уровень турбулентности на каждом из них. Позади и обязательный медомостр. 

Бортпроводник Татьяна получила аптечку, содержимое которой постоянно обновляется. Говорит, кадый раз надеется, что использовать лекарства не придётся. 

Подготовка окончена, командир вызывает бортпроводников. На рейсе «Руслайна» из Белгорода в Москву Татьяна работает в салоне одна. Бортпроводник осматривает салон, только после этого пассажиры выдвигаются из терминала к воздушному судну.

«Здравствуйте, проходите пожалуйста», – с неизменной улыбкой приветствует пассажиров Татьяна.

«Погода хорошая? Чисто долетим?», – интересуется пассажир у бортпроводника.

«Всё замечательно, можете не волноваться», – улыбаясь, отвечает бортпроводник.

Если улыбаешься неискренне – это видно

Поговорить основательно удаётся лишь после рейса, в спокойной обстановке. Во время полёта бортпроводник следит за салоном, помогает пассажирам с ремнями и спинками кресел на взлёте и посадке, поддерживает связь с пилотами.

— Я весь полёт наблюдала за вами. Вы улыбаетесь от сердца или потому что так надо?

— Я в принципе улыбчивый человек. У меня даже когда плохое настроение, всё равно буду улыбаться, и это от сердца. Я, кстати, именно так неприятные ситуации отпускаю быстрее. Если ты улыбаешься неискренне и натянуто, это видно сразу. Лучше вообще тогда не делать этого. Понимаете, люди приходят на рейс с разными судьбами. Быть может, кому‑то именно в этот самый момент нужны обычная человеческая улыбка и доброе слово. Поэтому улыбаюсь я всегда, но кому‑то немного больше, в зависимости от ситуации.

Надуманная романтика

Первый рейс у Татьяны случился в 1983 году. В авиацию она попала ещё совсем молодой девушкой. 

Как говорит сама Татьяна, это было не её решение. Мама практически привела за руку. Спустя годы опытный бортпроводник признаёт, решение стало поворотным в её жизни, как уже сейчас может оценить Татьяна, самым важным в жизни.

«Тогда это был единый «Аэрофлот», калининградский отряд. И отлетала я там… 20 лет. Другая техника, другие самолёты, другие люди. В то время была иная жизнь. Если девушка получила образование и вышла замуж – это, скажем так, – вышка. Она состоялась, даже можно было не работать, ведь она замужем (смеётся — прим. ОБ). Я после школы пошла работать портнихой, и мне очень нравилось, но мама не могла смотреть на то, как я гроблю свою жизнь. Ей очень хотелось, чтобы я получила образование, работала и по‑настоящему состоялась. В итоге я поддалась убеждениям, окончила Санкт- Петербургскую академию гражданской авиации, начала работать. Сейчас не знаю, как это вообще – работать на земле. Скучно, наверное. Но шитьё не забросила, в выходные это моё любимое занятие», – вспоминает Татьяна.

Вопрос, есть ли в профессии романтика, о которой так много говорят новички, Татьяна смеётся. Этот тот самый вопрос, который ей задают часто, и реакция всегда остаётся неизменной.

«Может, в начале пути она и есть, потому что для тебя всё новое. Тебе кажется, что ты увидишь весь мир, будет легко, а в командировке на побережье твои волосы будут красиво развеваться на ветру. На деле это титанический труд и колоссальная ответственность за полсотни жизней. Романтично? Думаю, не очень», – утверждает бортпроводник.

Татьяна Пронькина Татьяна Пронькина / Фото: Илона Жукова

Только ты и пассажиры

На коротких рейсах в небольших судах, как в случае с рейсом Белгород-Москва на CRJ-200, бортпроводник в салоне один. Это означает, что ответственность делить не с кем, и работу, соответственно, тоже.

«Ты должен один принять всё, обслужить пассажиров, взаимодействовать с пилотами, заполнять документацию. Не ошибаясь. В бригаде, когда каждый отвечает за свое направление, всё по‑другому, но мы готовы ко всему. В «РусЛайне» инструкторский состав готовит специалистов очень хорошо, поэтому ты осваиваешь всё легко, проблем нет. Всё на одном дыхании», – отмечаеть Татьяна.

— Но если ты один, значит морально и физически сильно…

— Я не устаю, если вы об этом. Никогда.

Эмоции под замком. Почему улыбка — главное оружие бортпроводника? - Изображение Фото: Илона Жукова

Спасти нельзя опустить руки

За 25 лет лётного опыта могло случиться всё, что угодно, но ни одной аварийной посадки. Бортпроводник размышляет: может потому, что ничего не напугало, она до сих в профессии. У коллег бывает иначе, кто‑то из‑за одной ситуации может навсегда попрощаться с небом. Если в голове появляется страх – это навсегда.

«Когда я работала в другой авиакомпании, была посадка с одним двигателем. Были вынужденные посадки, но аварийных – никогда. Был случай, который я запомню на всю жизнь, когда одному из пассажиров стало плохо. Толком ничего не мог сказать, побледнел, пробормотал, что немеют руки. Я сразу доложила командиру, и мы дали сообщение в салон: «Есть ли на борту медик?». На рейсе было около сотни людей, но, удивительно, никто не откликнулся. Я поняла, что делать нужно что‑то самой. Пассажиру становилось хуже, я напоила его водой, дала таблетку и начала растирать руки. Это продлилось какое‑то время, и, когда мы сели, пассажира уже встречала скорая. Врач сказал, что я всё сделала правильно», – вспоминает нештатную ситуацию бортпроводник.

Места не как в рекламных роликах

Как кажется многим, работа стюардессы – это постоянные командировки в райские уголки планеты. Конечно, Татьяна такие видела. Океаны, достопримечательности, проживание в уютных номерах – за годы работы всё это было. Правда, рассказывая о месте, которое никогда не забудет, Татьяна вспоминает неприятные рейсы.

«Где я только не была. География полётов сумасшедшая. На прошлой работе программу ООН, доставляли солдат с оружием на место. Программа уже давно закончилась. Я была в таких местах, куда обыкновенный человек не попадёт. Например, ночевали в Судане. Аэродром, куда мы привезли оружие, был военным, и гражданские там не могли находиться. Нас повезли в гостиницу, и лучше бы этого никто не видел. Жутко и страшно. Даже вспоминать не очень приятно. Война в Судане длилась 22 года, и именно в этот момент мы и попали туда. Там были массовые убийства, изгнание народа и вездесущий страх. Это единственный раз в жизни, когда мне хотелось быстрее улететь обратно домой», – рассказала Татьяна Пронькина.

В числе самых интересных рейсов — Куала-Лумпур. Столица Малайзии богата на интересные места и достопримечательности: ночные рынки с едой, индуистские храмы, китайские храмы, мечети, дворцы.

«Очень красивое место — пещеры Бату. Индуистский храм там действует до сих пор. Это очень популярное место среди туристов, поэтому в пещерах просто толпы людей. Но, если подождать, пока люди разойдутся, можно поймать тот идеальный момент тишины и неповторимое ощущение спокойствия», – говорит Татьяна Пронькина.

Работа на работе

Рассказывая о личном, Татьяна немногословна. Объясняет, что её семейное благополучие стало возможным именно потому, что она о нём молчит. И это тот самый случай, когда «счастье любит тишину». 

«У нас пилотская семья. Муж – лётчик. Может, потому, что мы на одной волне, у нас и есть гармония дома. Когда люди говорят на одном языке – это дорогого стоит. Но дома мы практически не обсуждаем работу. Это такое негласное правило, что всё рабочее на работе и остаётся. Нам и без этого есть о чём поговорить», – сказала Татьяна.

Идеальная стюардесса – это…

«Это человек с небывалым терпением. В первую очередь бортпроводник должен уметь сдерживать свои эмоции. Нравится — не нравится, эмоции нужно уметь прятать. У всех есть свои проблемы, но их ни в коем случае нельзя приносить на работу. Ты взаимодействуешь с людьми, и на тебе груз безопасности, поэтому настрой должен быть только на это. Нахамили? Улыбаешься. Обидели? Улыбаешься ещё больше.

И хорошо прийти в профессию уже со знанием английского языка. На сегодняшний день без него никуда. Информации на английском очень много, иностранцы часто на борту. Я всем молодым девочкам говорю: «учите английский, пока есть возможность».

Кроме того, ты всегда в тонусе, в строю, совершенствуешься, потому что мир меняется, и ты тоже должен. Иначе просто станешь непригодным. А с небом я прощаться не планирую ещё долго. Да оно и не отпускает».

Эмоции под замком. Почему улыбка — главное оружие бортпроводника? - Изображение Фото: Илона Жукова
Не пропустите главное
Подпишитесь на рассылку «Открытого Белгорода» и получайте самые интересные новости первыми
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×