Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12:44, 03 сентября 2019 Точка зрения
Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь»Фото: Александр Гревцев

Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь»

Программист-фрилансер Михаил Гладченко работает в IT-сфере с 2010 года, веб-разработке научился самостоятельно. В преддверии форума БИФ Михаил рассказал «Открытому Белгороду» о сотрудничестве с международными компаниями, востребованности программистов и поисках себя.

Путь к профессии

Я учился в НИУ «БелГУ» по специальности «Прикладная информатика в экономике». Через год или даже раньше понял, что это не моё. Доучился, просто досидел пять лет, но за это время совсем потерял интерес к программированию. После пошёл работать в банк. Снова понял, что не моё.

Тогда и вернулся интерес: я стал читать специализированные книги, занялся самообразованием.

Я фрилансер

После того, как уволился из банка, устроился работать в компанию. Через какое‑то время понял, что чему нужно я уже научился. Платили мне немного, и я стал замечать, что на заказах, которые выполняю вне студии, платят больше. Зачем тогда распыляться? Я уволился и начал работать на аутсорсе с московскими и петербургскими компаниями.

Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь» - Изображение Фото: Александр Гревцев

Tolstoy Startup Camp от «Яндекса»

В 2014 году я работал на компанию из Санкт-Петербурга. Начальник предложил всем сотрудникам подать заявки на Tolstoy Startup Camp от «Яндекса». Все отправили, а прошёл только я. 

Tolstoy Startup Camp — это мастерская для стартапов, которая проходила в московском офисе «Яндекса». За два месяца участникам нужно было придумать идею, собрать команду и разработать прототип проекта. На всех этапах нас консультировали специалисты «Яндекса» и другие эксперты отрасли.

Параллельно с разработкой проектов мы посещали лекции успешных предпринимателей и экспертов, тренинги по презентационным навыкам и управлению проектами, консультации и менторские сессии.

Я многому научился. Но попал туда в кризисный год, а потому не получил финансовой поддержки. Наш проект выиграл и нам дали офис, но жить в Москве — не у всех была такая возможность, вот и разъехались. Но это неважно, я благодарен за тот опыт, который получил.

Проект, с которым мы победили, это был бот-электронный помощник. В те годы они не были ещё так популярны, и мы были среди первых, кто занялся их разработкой.

Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь» - Изображение Фото: архив Михаила Гладченко

После Tolstoy Startup Camp с этим же проектом, мы участвовали в аналогичном событии — Google Launchpad. И тоже выиграли.

Работа над международными проектами

Я сотрудничаю и с российскими, и с зарубежными компаниями, но больше со вторыми. Моя профессия — веб-разработчик — во всём мире пользуется спросом. Да и живём мы в 21-м веке: сел на самолёт и улетел, куда захочешь. Если честно, не понимаю людей, которые работают в сфере IT в Белгороде. Не понимаю их мотивации, и почему они готовы работать за маленькие деньги.

Мир большой и разный. То, чему нас обучают, — это мизерная часть. Рынок отечественных IT-технологий занимает 2% от мирового. Нужно выходить за рамки и осознавать, что вокруг происходит.

Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь» - Изображение Фото: Александр Гревцев

Российский фриланс отличается от европейского

Разница между отечественным и европейским фрилансом во всём: в подходе, в отношении к работе и к результату. Там люди более ответственные, и цена за час на порядок выше. 

Мой друг занимается дизайном. Начинал с фриланса в России, где были такие интересные задачи: за 5 рублей сделать караул-что и желательно вчера. Когда работаешь с иностранцами, они говорят: «Через месяц нам надо стартовать. Хочу, чтобы всем нам было комфортно, вот давайте согласуем план». Там всё по полочкам.

Мой партнёр — швейцарец. Его менталитет с немецкой педантичностью многому меня научил. Мы ведь разные, живём в другой стране с другими реалиями, и жизнь у нас по‑разному складывается. Например, в России если не сегодня, то значит, никогда. У швейцарцев нет: есть позиция и репутация, по чуть-чуть, шаг за шагом будем идти. Этот step by step, помню, первое время меня очень бесил. Например, мы выходим на большую организацию, внутри которой 52 компании. У них денег завались, а они нам дают совсем малую часть сделать.

Но тут действует правило, как с зачёткой в университете: сначала ты работаешь на репутацию, а потом она работает на тебя. Шаг за шагом, по чуть-чуть.

Быть хорошим специалистом — это любить своё дело

Многие идут в программирование, потому что здесь много платят, а я считаю, что дело должно нравиться человеку. Мой очень хороший друг — тоже программист. Он с 9 лет этим увлекается, и у него нет высшего образования. Дважды поступал в вуз, но каждый раз бросал, потому что видел, что уровень обучения низок. Ему нравится работать, он кайфует и получает удовольствие. Другой пример — моя жена. Работала экономистом в управлении архитектуры и градостроительства области, ей даже обещали карьерный рост, но она ушла в хореографию. У неё всё хорошо, её коллектив — пятикратные чемпионы мира. Потому что хореография — это её.

Профессия — такая вещь, которой ты будешь заниматься всю жизнь. Но стоит ли относиться к ней слишком серьёзно? Человек, который кайфует и пашет, и человек, который просто пашет, делают одно и то же, но внутри у них морально и психологически разные ситуации, следовательно, и разные результаты.

Михаил Гладченко: «Жизнь программиста — два экрана. На одном кодишь, на другом — гуглишь» - Изображение Фото: архив Михаила Гладченко

Не понимаю, как ребёнок в 16 лет выбирает профессию

Для меня непонятна сама позиция, как ребёнок выбирает дело своей жизни, не проработав в ней ни дня? Он не знает ни о профессиональной деятельности, ни профессиональных болезней и деформаций. Особенно меня умиляют дети: «Когда я вырасту, я хочу стать врачом. Буду спасать жизни». У меня есть знакомые врачи, и с их слов я понимаю, что это за профессия, а ребёнок — нет. Говорю, посмотри хотя бы хоть один сериал про врачей, российский или зарубежный. Потому что если ты врач, то у тебя нет жизни. Это должно быть призванием, чтобы так отдаваться работе и отказываться от всего остального.

В программировании профильное образование необязательно

Всё, что не требует «корочки», исключая врачей, физиков-ядерщиков, инженеров, не обязывает к профильному образованию. 

В принципе, программирование — это самообразование. Да, можно пойти на курсы и получить какую‑то базу, это удобно и просто. Университеты тоже нужны, но всё, чему они учат, можно дать за полгода. Для чего тогда остальное?

Мама моего друга — предприниматель. Она нуждалась в бухгалтере, но не взяла человека с профильным образованием, а отправила своего сотрудника на двухмесячные курсы. Он вернулся, стал вести бухгалтерию. Я удивился, разве так можно было? На бухгалтера же учатся пять лет. Тогда я задумался, а серьезно ли всё так, как нам рассказывают.

«Романтика» программирования

К сожалению, всё, что остаётся программисту на протяжении всей работы, — это читать документацию, мануалы и гуглить. Ты пишешь код, гуглишь, читаешь, смотришь и пишешь код дальше.

Вся жизнь программиста — это чёрный и белый экран. На черном ты кодишь, а на белом — читаешь мануалы и гуглишь. Это и есть «романтика» программирования.

Не пропустите главное
Подпишитесь на рассылку «Открытого Белгорода» и получайте самые интересные новости первыми
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×