Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:37, 29 января 2020 Точка зрения

Говорящий почерк. Графолог Анна Шадрова о профессии, стереотипах и секретах наших подписей

С помощью почерка можно изменить жизнь. Графолог Анна Шадрова приводит примеры, как её клиенты добивались повышения на работе, выходили замуж, уезжали в другую страну, поменяв почерк или собственную подпись. «Открытый Белгород» решил разобраться, как графология через ручку и бумагу влияет на судьбы людей.

— Анна, в детстве все увлекались чтением характера по рукам, почерку. Вы тоже?

— Я из того детства, когда не было соцсетей. Мы передавали друг другу специальные тетрадочки, в которых писали, кто твой друг, какой любимый цвет или животное. В подростковом возрасте задача человека — изучить мир и себя. Эта история проходит с женщинами до конца жизни, мы всё время хотим себя изучать. Для мужчин это нетипичная история.

Мой путь к познанию себя, конечно же, из тех времён. Но с графологией свою жизнь связала не сразу. По первому образованию я художник-модельер. У меня авторитарный отец, который в своё время сказал, что нашей семье нужен юрист. Так как я дочь своего отца, то я пошла учиться на художника-модельера. Позже поняла, что это не моё, как и профессия юриста, кстати. Во время учёбы меня влюбил в себя всего один предмет — физика цвета и психология восприятия. Тогда я первый раз столкнулась с психологией, и эта тема меня увлекла.

Со временем поняла, что многие психологические тесты поверхностны. Большинство тестирований зависит от подготовленности человека, его эмоционального состояния и пережитого опыта. Даже IQ-тест во второй раз решается лучше.

Я искала методику, которая бы познавала человека независимо от внешних факторов, и столкнулась с графологией. Сначала для меня она тоже была сродни астрологии и гаданию на кофейной гуще, но позже я выяснила, что это серьёзная наука. Большинство уважающих себя крупных компаний в Европе и США имеют в штате графолога, потому что это экономичный способ проверки персонала.

Говорящий почерк. Графолог Анна Шадрова о профессии, стереотипах и секретах наших подписей - Изображение Фото: Мария Васильева

— Через почерк проверяют сотрудников?

— Да. Дело в том, что к встрече с психологом или стрессовому интервью можно заранее подготовиться, а к проверке почерка — не получится. Ты ведь даже не будешь знать, что в нём менять, чтобы выставить себя в лучшем свете. С точки зрения психологии можно повести себя на встрече более сдержанно, чтобы показаться спокойным, а как это в почерке отразить?

Графология — универсальный метод. К нему не подготовишься, он точен, и в его основе много эмпирических исследований. Её изучали специалисты с громкими именами: Фрейд и Юнг. К сожалению, в нашей стране на графологов не обучают.

— Где же тогда Вы учились?

— В Израиле. У меня европейский диплом, я окончила Институт Графоанализа Инессы Гольдберг. А сама я специалист по славянским и европейским языкам.

— Как получается, что в почерке человека отражаются его черты?

— Интересный вопрос. Мы ведь изначально пишем в школе по одинаковым прописям, но к годам 12–14 у каждого в классе свой почерк. Школа одна, учительница одна, даже пол может быть один.

— И ручки с тетрадками одинаковые.

— Да, а почерки разные, потому что воспитываемся в разной среде. У нас разные родители, разное мировоззрение, темпераменты отличаются: кто‑то холерик, а кто‑то сангвиник.

Почерк — это продолжение мозга. Пишет не рука, а мозг, который подаёт ей сигнал, как и всем остальным частям тела. Когда какие‑то изменения в теле происходят даже в течение дня, это отражается и в почерке. Если писать уставшим, он будет один, а когда состояние приподнятое — почерк совсем другой.

Интересно, что меняются макропризнаки: размер, наклон, нажим. А глубинные параметры не меняются. Поэтому почерк рассматривается не только на поверхности, и нельзя утверждать, что все люди, которые пишут правонаклонно — добрые, а левонаклонно — злые.

На микроуровне в почерке можно увидеть даже болезни. Рассмотрим букву как отражение тела. Буквы могут быть расположены в трех зонах.

Верхняя часть, которая над строчкой, отвечает за голову, средняя — корпус, а всё, что ниже — это ноги. Если рассматривать почерк при большом увеличении, можно увидеть, есть ли дрожание штриха, разрывы или кляксы в этих местах. Затем задаёмся вопросом: почему же у нас тело сбоит в этих местах?

В своё время я так обнаружила у себя сложности с щитовидной железой. Но я не медик, не могу определить болезнь и поставить диагноз. Могу только показать, в каком месте искать. Например, если болит голова, а почерк указывает на позвонки, то надо обследовать их, а не копаться в голове и делать бесконечные МРТ.

— Что ещё можно прочитать по почерку?

— Всё, что связано с личностными качествами человека: характер, темперамент и так далее. Невозможно узнать, например, на какой машине ты приехал, но по почерку можно предположить, каким автомобилям отдаёшь предпочтение. Например, если человек скромный и интроверт, то он вряд ли выберет красный «Феррари», скорее бежевый «Рено Логан».

Пол и реальный возраст глупо определять по почерку. Если человек пришёл на графологическую экспертизу, он хочет о себе узнать новое, и это явно не пол и возраст.

Хотя существует психологический возраст, отличающийся от реального. Уверена, каждый в жизни встречал людей, которые в 20 лет ведут себя, как брюзжащие старички. По почерку видно это различие. В написанном даже беременность можно увидеть.

Говорящий почерк. Графолог Анна Шадрова о профессии, стереотипах и секретах наших подписей - Изображение Фото: Мария Васильева

— А что от этого меняется?

— За зарождение жизни в организме женщины отвечает мягкий знак. Самостоятельно это не определишь, смотреть почерк должен графолог. Скажу так, мягкий знак, как и животик, начинает выпирать. Причём он не просто становится большим, а у него будто прогибается спинка. Конечно, это всё в сравнении: надо смотреть почерк до беременности и сейчас.

— Как отличить графолога-профессионала от самозванца?

— Если человек говорит, что он специалист по какой‑то определённой методике, условно, по Иванову, то это так себе специалист. У профессионала должен быть иностранный диплом, потому что в нашей стране на графологов не учат. При этом в дипломе, проверяйте, не менее 180 часов обучения именно графологии, плюс супервизия и практика. У меня, например, 240 часов. Важно и то, чтобы человек параллельно был ещё и психологом, ведь графология — диагностическая область психологии.

— В Белгороде востребованы услуги графолога?

— Да. У меня много клиентов, ведь это редкая область, и работает сарафанное радио. Сколько я работаю, они не заканчиваются, потому что вырастают новые люди и подростки, которым, например, нужен анализ на профориентацию.

Графолог — объёмная профессия. Я занимаюсь не только анализом личности или профориентации, но и благонадёжности партнёров, их совместимости. Опять же помощь в кадровом консалтинге. Мы говорим не только о подборе персонала в компанию, но и домой.

Например, ищем няню. Можно выбрать по компетенциям, однако, если няня властная, как Фрекен Бок из «Карлсона», а мама мягкая, как они будут взаимодействовать? Няня заглушит маму, а та потеряет свой авторитет, что плохо для ребёнка. Поэтому мы смотрим почерк мамы сначала, а затем кандидаток на место няни.

— Совместимость проверяется так же?

— Да, аналогично смотрим личностные качества каждого. Но никогда не бывает анализа на совместимость, мол, вы совместимы на 23%. Нет. Все люди совместимы, но анализ почерка даёт понять точки соприкосновения, а также на каком уровне будут конфликты и претензии друг к другу.

— По почерку подростка Вы определяете, какая профессиональная сфера ему ближе?

— Да. Это одна из самых простых и эффективных консультаций.

Когда у нас бьют гормоны, бушует кровь, хочется попробовать всё. Тем временем, при современной системе образования к ЕГЭ надо начинать готовиться за два-три года до выпуска. В восьмом классе ты планируешь стать юристом: три года готовишься, тратишь деньги на репетиторов, а потом выясняется, что это не твоё. А время уже потрачено. Таких порывов масса: все пошли, и я пошёл, или родители настояли на выборе профессии.

Я не говорю точно: «Тебе надо идти на юриста». Юристы тоже разные бывают. Мы определяем, в каком направлении у человека работает мозг, в каком коллективе ему будет комфортнее. То ли это большой коллектив, то ли маленькое гнёздышко, где он сидит у монитора один в кабинете. Мотивация к работе тоже разная: у кого‑то — престиж, у другого — деньги. Я знаю людей, которые работают на красиво называющихся должностях, но зарабатывают мало. Но должность своим названием приносит статусность, а потому им в кайф.

Говорящий почерк. Графолог Анна Шадрова о профессии, стереотипах и секретах наших подписей - Изображение Фото: Мария Васильева

— Можно самому себе провести поверхностный анализ почерка?

— Не совсем, но могу рассказать несколько секретных секретов. Как я уже говорила, у почерка есть три зоны, каждая из которых отвечает за определённые вещи. На ту из них, что максимально заполнена или увеличена, и направляет человек больше всего энергии. Важно смотреть не столько по размеру, сколько на детальность прорисовки.

В верхней зоне у нас интуиция, мечты, цели, интеллект. Средняя зона отвечает за чувства, а также связь между материальным и интеллектуальным, а нижняя — за всё материальное и самореализацию.

Интересный момент: как вычислить по почерку неблагонадёжного человека, способного на предательство и измену. Видели, наверное, у некоторых людей оторван верх букв от середины? Например, в букве «Т» есть воздух между её частями, или в букве «В» ещё бывает «оторванное облачко». Если нет связи верхней и средней зоны в почерке, значит нет связи между словами и делами, человек не выполняет свои обещания. В бизнесе мы сразу понимаем, что такому партнёру на слово верить не нужно, а условия сотрудничества лучше закрепить на бумаге.

— Правильно ли поступают родители, когда заставляют детей писать каллиграфичным почерком?

— Ребёнка нужно научить писать, но я категорически против каллиграфичности. Письмо — навык моторный, улучшающий работу мозга, а каллиграфия — это искусство, нужно помнить об этом. В ней на первом месте стоит форма, а не движение. Как раз на создание формы, в жизни это «казаться, а не быть», уходит много энергии. Обратите внимание, не на достижение цели, не на движение, а на маску. Каллиграфия полезна тем, у кого депрессия или сильное нервное напряжение. Её прописывают в качестве терапии, чтобы восстановить правильное дыхание и работу психики.

Недооценивать графотерапию не стоит, потому что это крутая вещь. Пишет мозг, который подаёт сигнал руке. А мы включаем биологически обратную связь «рука-мозг», например, специально начинаем соединять верхнюю зону почерка со средней. Когда новый почерк обретает моторность, в бессознательное приходит то самое соединение наших мечтаний с реальностью. И мы начинаем ответственнее относиться к жизни.

— По этому принципу жизни людей меняются после перемен в почерке?

— Да, но это не быстрый процесс. Перемены наступают через 3–6 месяцев. Поэтому, когда ко мне приходят на консультацию по изменению подписи, мы работаем вместе минимум три месяца. Если меняем подпись, прошу высылать мне её каждые две недели, чтобы могла отслеживать перемены. Мозг у нас хитрый, не хочет меняться. В новую подпись он вносит неожиданные элементы, которые мы раньше убирали, но уже в другие места.

— Почему так важна подпись?

— Потому что это образ человека, как визитка или внешний вид. Когда мы его создаём, мы вкладываем много бессознательной символики. Располагая имя, зачёркивая его или внося конкретные элементы, мы создаём собственный образ.

Например, в подписи человека нет его имени, только фамилия. Что такое фамилия? Образ себя как части команды. То есть я себя не воспринимаю как отдельную личность, только внутри команды. Мне гармонично тут, а высунуться и проявить себя — некомфортно.

Или другая частая история с девушками с именами на букву О и Ю. Они в подписи берут фамилию мужа в «животик» этих букв. И они себе не мужей в итоге получают, а будто действительно ребёнка усыновили. Такие отношения и выстраиваются в семье.

Ещё на консультации по изменению подписи обязательно сравниваю её с почерком.

— Почерк и подпись могут отличаться?

— Да. И если почерк одного образца, а подпись кардинально отличается, то это вопрос. Человек слишком много энергии тратит, чтобы казаться кем‑то, кем не является на самом деле. И эта история работает против него.

Я считаю, что не бывает плохих людей. Есть люди, которым плохо. Каждый человек уникален и совершенен. В нём уже есть качества, которые помогут ему самореализоваться. Когда человек примет свои сильные стороны и теневые, тогда его потенциал можно использовать на 100%.

Говорящий почерк. Графолог Анна Шадрова о профессии, стереотипах и секретах наших подписей - Изображение Фото: Мария Васильева

— Может не быть результата от смены почерка или подписи?

— Это возможно в том случае, если человек не следует рекомендациям графолога. Приходит и думает, что сейчас прилетит волшебник в голубом вертолёте, покажет кино, мир засияет другими красками. Это не так. Нужна кропотливая работа. Ведь результаты после графологии потрясающие: люди начинают зарабатывать больше, обретают семьи, открывают свой бизнес. Это реальные примеры из моей практики.

— А как быть с врачами? Их непонятный почерк можно объяснить с точки зрения графологии?

— У медиков зачастую два почерка: один, который они предоставляют мне на анализ, а другой — которым пишут на работе.

Читабельность связана с эмпатией, способностью понимать чувства других людей и принимать их позицию. Это защита психики срабатывает, когда они видят больных и ситуации разной степени тяжести.

Не у всех медиков непонятный почерк. У сотрудников школьных медицинских кабинетов он читабельный, а у хирургов нет. Чем эмоционально тяжелее профессия, тем непонятнее.

— Кстати, а в силовых структурах анализ почерка проводят графологи?

— Нет, это две разных профессии. Там работают почерковеды. Графология — раздел психологии, а почерковеды изучают почерк на уровне структуры: как давно написали, какими чернилами.

— Технологии стремительно развиваются. Мы меньше пишем от руки, больше печатаем на клавиатуре. Как думаете, исчезнет рукописное письмо?

— Нет. Письмо — это же развитие моторики. Если мы не будем учить детей писать, то у них не будут складываться логические связи в голове.

— А сможет ли графология когда‑то читать клавиатурный почерк?

— Никогда. Наверное, это будет уже какая‑то другая наука.

Не пропустите главное
Подпишитесь на рассылку «Открытого Белгорода» и получайте самые интересные новости первыми
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×