Архитектура женского пола. Если бы белгородские здания были женщинами

6 марта 2020, 17:58ГородФото: Дарья Безюлева

Накануне Международного женского дня редакция «Открытого Белгорода» пофантазировала на тему женского начала в городской архитектуре. Какими мы видим самые необычные белгородские строения и что мы о них знаем?

Филармония

Здание Белгородской государственной филармонии приобрело свой современный облик в 2010 году. Уже почти 10 лет назад, 21 декабря прошла торжественная церемония открытия полностью реконструированного бывшего ДК Железнодорожников. «Космическое» здание с двумя стеклянными башнями стало одним из первых примеров современной белгородской архитектуры.

На церемонии открытия здания губернатор Евгений Савченко отметил: «Здание напоминает ключ, благодаря которому появятся новые аккорды, новые ноты, которые должны обязательно исполнить наши замечательные музыкальные коллективы».

Внутри филармонии 4 зала: большой концертный на 588 мест, малый — на 300 мест, органный — на 180 мест и конференц-зал — на 50 мест.

Пока это единственное место в Черноземье, где установлен орган и клавесин.

Фото: Дарья Безюлева

Офисное здание компании «Мираторг»

Офис сдан в эксплуатацию в 2015 году. Внешне он напоминает параллелепипед. Оформление выдержано в корпоративном стиле – сочетании серого, белого и красного. Проект белгородского бизнес-пространства реализован по типу европейского бюро. По мнению руководства компании, это должно создавать рабочую атмосферу и способствовать эффективности труда.

Появление этого здания вызвало немало споров и среди специалистов, и среди горожан.

В одном из интервью экс-заместитель главного архитектора Белгородской области Владимир Вишневский так отозвался об этом проекте: «Прекрасное здание. Деликатно, симпатично. Это разнообразие…» Но далее в том же интервью предостерёг архитекторов от возможных ошибок при формировании дизайн-кода: «Не всё, что блестит — золото! Тут надо проявлять чуткость, грамотность и нельзя позволять архитекторам иметь такое безнаказанное, равнодушное отношение».

В свою очередь, экс-главный архитектор Белгорода Галина Горожанкина отметила на одной из встреч с журналистами: «Мы знаем пример барселонского «квартала раздора», где в изначальный проект территории вписалось совершенно иное мировоззрение Гауди, иная архитектура, которая была новой для того времени. И на сегодняшний момент этот квартал вошёл в историю, в Барселону ездят, чтобы посмотреть на этот квартал. Я, конечно, не думаю, что здание «Мираторга» будет претендовать на такой статус, но тем не менее оно у нас есть.<…> Если бы у нас всё было единообразно и не возникало бы никаких провокаций, как «Мираторг», нам бы поговорить было не о чем — было бы всё очень и очень примитивно. Именно такие объекты, пусть не всех радующие, являются очень позитивной темой и дают новые толчки для развития».

Фото: Дарья Безюлева

Типичная белгородская «хрущёвка»

Именно она в середине прошлого века и стала решением «квартирного вопроса». В 1955 году секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв подписал постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», а в 1957-м было принято решение о массовом строительстве типовых жилых домов. Они‑то и получили прозвище «хрущёвки». Перед советскими архитекторами была поставлена задача обеспечить жильём как можно больше семей. А, следовательно, во главу угла ставилась экономия – и материалов, и пространства.

В адрес «хрущёвок» было сказано и написано немало критики, но не стоит забывать, что квартиры в типовых «панельках» давали бесплатно, причём, рассчитаны они были именно на одну семью. После многих лет жизни в бараках, общежитиях и коммуналках для жителей страны это стало настоящим воплощением мечты. Именно такие небольшие квартиры с маленькими кухнями, узкими коридорами и иногда совмещёнными санузлами позволили решить острейшую проблему нехватки жилья по всей стране.

Белгородский архитектор Геннадий Гребенников так прокомментировал историю с «хрущёвками» в одном из интервью: «Во‑первых, было осуществлено массовое жилищное строительство, когда простые рабочие люди получали бесплатно квартиры. Во‑вторых, проведена очень большая статистическая работа, определили, сколько по минимуму нужно вещей и пространства человеку. В‑третьих, на основе статистических, антропометрических и иных данных и создавались планировки квартир. Опять‑таки, стояла задача обеспечить отдельной квартирой каждую семью. Исходя из этого, разве специалисты, которые создавали эти «хрущевки», не справились с задачей? Считаю, что справились, и справились блестяще».

И если для молодёжи «хрущёвки» на городских улицах выглядят как анахронизм, то для людей среднего возраста они скорее ассоциируются с детскими воспоминаниями и доверительными отношениями между соседями. А уж для представителей старшего поколения это действительно целая жизнь.

Фото: Дарья Безюлева

Аэропорт

Новое здание белгородского аэропорта было открыто в июле 2013 года. Современный, стильный, единственный в своём роде, наш аэропорт – настоящая визитная карточка и города, и всей области.

Основатель проекта «Челябинский урбанист Лев Владов так отозвался о белгородском аэровокзале: «Самый классный аэропорт среди городов, в которые я прилетал. Я был в нём несколько раз и всегда фотографировал: настолько приятные эмоции он дарил. Светлый, компактный, стильный. <…> Прилетаешь в город с населением 400 тысяч, ожидаешь что‑то старо-дряхлое, а тут вау, хай-тек, дизайн, красота». 

В рамках VI национальной премии «Воздушные ворота России» белгородский аэропорт стал победителем в номинации «Лучший аэропорт 2019» в категории до 500 тысяч пассажиров в год. Награда присвоена 5 февраля этого года в Москве на федеральной выставке инфраструктуры гражданской авиации NAIS.

Фото: Дарья Безюлева

Управление статистики

Здание статуправления построено в 1982 году. Внутри был размещён не только информационно-вычислительный и статистический центр, но и узел связи с большим переговорным пунктом. Авторы проекта ставили перед собой задачу осовременить окружающее пространство. Из всех архитектурных сооружений на центральной площади Белгорода это здание – самое «молодое».

А знаменито оно, в первую очередь, часами, размещёнными на крыше и отмечающими каждый новый час мелодичным звоном. Интересно, что официальное название этого механизма – «Часовая станция боя с базовой мелодией девяти колоколов Спасской башни». По этим часам сверяют время и жители, и гости областного центра. За точностью их работы следят сотрудники «Белгорблагоустройства». Процесс «управления временем» автоматизирован.

Фото: Дарья Безюлева

Дом на Гражданском проспекте, 27 напротив «Тысячи мелочей»

Об одном из самых необычных в Белгороде жилых домов известно не много. Строительные работы здесь завершили в конце 2017 года. Горожанам здание запомнилось тем, что в марте 2010 года при сносе старого жилого дома, на месте которого и велись строительные работы, была обнаружена неразорвавшаяся 250-килограммовая авиабомба времен Великой Отечественной войны. Для вывоза опасной находки строителям пришлось перекрывать движение в нескольких ближайших кварталах.

Сейчас в здании располагаются не только квартиры, но и хостелы, магазины, несколько кафе.

Фото: Дарья Безюлева

ТРЦ «МегаГринн»

Большой торгово-развлекательный комплекс открыт в 2013 году. Белгородский «МегаГРИНН» площадью 168 тысяч кв. м стал самым крупным зданием Черноземья. Площади здесь арендуют более 500 компаний. Изюминка здания — высокие окна-витражи, через которые открывается панорамный вид на город.

Мегакомплекс соединен с остановкой на противоположной стороне дороги надземным переходом, оборудованным эскалаторами и лифтом. В областном центре такое архитектурное решение было применено впервые.

Фото: Дарья Безюлева

Кафе быстрого питания «Оранжевый остров»

Сеть кафе быстрого питания «Оранжевый остров» пришли на смену киоскам. Их архитектурное решение тоже вызвало неоднозначную реакцию. Вообще, к модернизации торговой сети приступили по требованию Роспотребнадзора: у ведомства возникли претензии к условиям реализации фастфуда в киосках. Планировалось, что под каждую площадку будет разработан конкретный проект.

Экс-главный архитектор Белгорода Галина Горожанкина просила не судить об эстетике зданий сию минуту: «С эстетической точки зрения они ещё не доведены до того этапа, чтобы их анализировать. При разработке архитектурных решений мы максимально пытались вписать их в среду».

И если вопрос, вписывается ли каждое здание «Оранжевого острова» в окружающую обстановку, пока остаётся открытым, то своего посетителя сеть кафе быстрого питания точно нашла. Желающих перекусить здесь всегда хватает.

Фото: Дарья Безюлева

Управление ЗАГС

Построить Дворец бракосочетания, непохожий на другие, — такую амбициозную цель поставили перед белгородскими архитекторами. За воплощение взялся Владимир Вишневский, бывший замглавного архитектора области. Он взял за основу принципы храмового византийского и русского зодчества. И само здание стали называть «храмом любви».

Впоследствии проект белгородского Дворца бракосочетания не раз брали за основу в других городах страны при строительстве подобных объектов.

Интересно, что во время строительства Дворец бракосочетания проходил по документам как промышленно-бытовая вставка между домами. Тогда шла одиннадцатая пятилетка, и возведение социально-культурных объектов было запрещено. За разрешением на строительство пришлось обратиться к председателю Совета Министров СССР А.Н. Косыгину. Вот как раз оно и допускало именно постройку промышленно-бытовой вставки между домами.

Городской Дворец бракосочетания открылся в ноябре 1981 года.

В 2006 году в здании провели капитальный ремонт: в обновлённом дворце атмосфера стала торжественнее.

Фото: Дарья Безюлева
Авторы:Елена Коржова