Local Logo
Новости Белгорода и Белгородской области
87.78
-0.24$
95.76
-0.28
+19 °С, ясно
Белгород

«Работа — чтобы контейнеры были пустые»: как выглядит изнутри рабочий день экипажа мусоровоза

19 февраля , 11:51ЖКХ
Фото: Виктория Подарова, «Открытый Белгород»

«Открытый Белгород» отправился на один рейс с экипажем мусоровоза, чтобы узнать, как выглядит изнутри самая незаметная и часто наблагодарная работа в городе.

Журналист «Открытого Белгорода» на один день отправился в рейс с мусоровозом. Мы узнали, как изнутри выглядит день одной из самых незаметных профессий в городе.

Сегодняшний экипаж ярко-бирюзового мусоровоза — водитель Николай и грузчик Александр — уже сделали один рейс. То есть, первую партию мусора из белгородских улиц они уже вывезли. И вернулись за второй. В кабине машины тепло, приятно пахнет и играет «Ретро FM».

— Да, не воняет, особенно когда машина пустая. Сейчас пустая же. И когда едем полные, то ветер сдувает запах, он не идёт к нам. Физика! — смеясь, отвечает грузчик на мой вопрос о запахе в кабине.

За один рейс мусоровоз может побывать на 30 точках, собрать около 45 контейнеров. Все зависит от того, насколько они заполнены. Некоторые полупустые, другие полные, да еще и пакеты вокруг них. Пакеты грузчик и водитель тоже убирают, но не собирают мелкий мусор на площадке и строительные отходы. Из-за этого, рассказывает Николай, машина может просто сломаться, потому что увеличивается нагрузка на детали. Такой мусор забирает другая машина — она больше, но приезжает реже.

Первый адрес — военкомат. Чтобы открыть шлагбаум, водитель звонит диспетчеру или другому водителю, который раньше работал на этом рейсе. Ключи от некоторых шлагбаумов у Николая есть. Иногда водитель звонит в домофон или стучит в дверь, если нужно, чтобы ворота открыли изнутри.

Так происходит на следующей точке. Мы подъезжаем к воротам детского сада, чтобы опустошить очередные контейнеры. Когда мусор высыпают в машину, она его прессует. Если там было что-то мокрое, то сок стекает по серебристой, отполированной сотней тонн белгородского мусора стенке. Сейчас по стенке кузова стекает ярко-розовый свекольный сок.

— На меня иногда попадает, да. Вот, например, в прошлый раз попало пиво. Чувствуете? — Николай дает понюхать свою шапку.

Но от нее ничем не пахнет, только чувствуется легкая кислинка. Грузчик и водитель одеты довольно легко, несмотря на мороз. Это нужно, чтобы они могли быстро выскочить, собрать мусор и поехать дальше, к следующим контейнерам. Нас ждет еще 20.

Через пару адресов становится понятно, что разделение на грузчика и водителя довольно условное. Водитель тоже таскает контейнер и помогает загружать его, а еще фотографирует площадку до и после уборки, управляет загрузкой мусора.

— Он получает и за водителя, и за грузчика, а я только за грузчика. Но водителям за работу грузчика доплачивают в два раза меньше, чем мне, — рассказывает Александр. — Хотя он точно так же, вместе со мной, один и тот же контейнер тащит. Это странная ситуация такая…

При этом работой и грузчик, и водитель довольны. Они получают хорошую по меркам региона зарплату и благодарят компанию за лояльное отношение. Работа у них физически сложная: пустой контейнер весит по полтонны, а с мусором может все две. И однообразная: подъехать-сфотографировать-опустошить-сфотографировать-уехать-поехать на другую точку. Николай рассказывает, что нововведение с фотографиями площадок появилось не так давно, а в Москве практикуется уже вовсю.

— Приложение для вывоза мусора появилось. Фоткаем два раза: до того, как взяли площадку, и после. С одной стороны, это удобно, можно доказать, что мы тут действительно были и контейнеры почистили. С другой стороны — это занимает лишнее время! Я раньше в Москве работал, там такая система уже давно, а тут только появилась.

На следующем адресе мусоровоз радостно встречает ребенок. Девочка внимательно смотрит, как два контейнера монотонно, с грохотом, опустошают, как в машину летят пакеты, остатки еды, вещи, сломанные игрушки и много чего еще. На прощание машет экипажу рукой.

В салоне Александр рассказывает, что этого ребенка видит часто, и она всегда рада им.

Фото: Виктория Подарова, «Открытый Белгород»
— Конечно, машина большая, яркая, детям нравится! Эта девочка тут иногда гуляет с мамой и всегда подходит к нам. Это приятно, конечно! – и смеётся.

По словам экипажа, ссор с дворниками, которые отвечают за чистоту мусорных площадок, бывает довольно мало. На прошлом адресе, например, дворник помогал оттолкать чужую машину.

— Да, представляете! Припарковались на мусорной площадке, а нам не подъехать, ничего. Еще на лобовом номер оставили, а не отвечают с полвосьмого! Ну мы давай втроем толкать, чуть оттянули машину и забрали мусор. Один вот так поставит на площадке, контейнера полные, а оно потом на весь микрорайон воняет. И жаловаться будут…, — жалуется грузчик.

Ссоры с прохожими тоже редкие. Александр говорит, что люди в целом понимающие, добрые.

— Все с пониманием относятся к нашей работе. А ругаются, когда машина сломана. Или иногда забираешь мусор, а мимо проходят взрослые люди и прикрывают нос, типа воняет. Ну это по-человечески неприятно… Вообще работа у нас незаметная, все воспринимают ее как должное.

Водитель рассказывает, что у мусора есть цикличность: в конце лета и начале осени бак мусоровоза заполняется соком подгнивших арбузов, зимой — разноцветными елочными игрушками и мандаринами. По понедельникам белгородцы выносят мусора больше, чем в остальные дни.

— Наверное, все выходные копят, а потом в понедельник перед работой мусор выносят…И иногда по три рейса делаем. А на праздники вообще кошмар! Столько мусора производят люди — это ужас, действительно ужас… Я до этого работал в Подмосковье в такой же организации четыре года. Ну, там горы побольше нашего Белгорода, конечно. 

На следующем адресе контейнер застревает в машине. Чтобы достать его, водитель забирается на самый верх мусоровоза и тянет на себя, а потом молотком поправляет поломанную крышку. В это время к экипажу подходит охранник детского сада, который находится рядом. 

— Мужики, у нас там вчера мусоровоз не смог подъехать, припарковался кто-то. И не забрали. Заберете сегодня, а?
Фото: Виктория Подарова, «Открытый Белгород»

Этой точки нет в сегодняшнем графике мусоровоза. Но липкую кашу, сломанные детские поделки и другой яркий мусор Николай и Александр все равно заберут, «там же дети, как мы можем не забрать?».

Николай рассказывает, что чувствует социальную ответственность на работе. И что его называли «слишком позитивным для мусорщика».

— Все зависит от человека. Я как-то вывозил мусор в Подмосковье, в какой-то воинской части. Мне парнишка там сказал, что я слишком позитивный для работы мусорщика. А я не могу бросить и уехать! Наверное, во всех профессиях есть такие люди. 

Через пару адресов мы заезжаем в частный сектор и вывозим пакеты оттуда. Этой точки тоже нет в списке на сегодня, но диспетчер позвонил водителю и попросил лично.

Вот мы заберем, хоть и не должны. Прикрываем других. Им надо, а забираем мы!

Ну Саш, наверное, машина просто сломалась, а мы были близко…

Близко, да… Вот так выручаем, когда надо!

Мусоровоз уже практически полный. Где-то в Белгороде воет сирена, но за грохотом контейнеров и самой машины оповещения не слышно. Да и водитель с грузчиком не особенно обращают на нее внимание. На каждой следующей остановке запах мусора — кислый, едкий — ощущается все сильнее и сильнее.

Мы подъезжаем к магазину обоев, там всего несколько мешков с мусором. Но близко подъехать к крыльцу не можем: неудачно припаркована чужая машина.

— Вот стоит, да. Сейчас будем по крыше машины мусор выгружать, посмотрят ещё! — смеётся Александр.
Фото: Виктория Подарова, «Открытый Белгород»

Им приходится поднимать каждый мешок и вручную тащить к мусоровозу. Но водитель легковушки, как будто заранее зная, что попадет в эту ситуацию, уже попросил прощения. На номерной рамке ярко-синей машины написано «Понять, простить и…пропустить».

Следующая остановка — мусорный полигон в Стрелецком. Его видно издалека: миллионы ярких пакетов, мусорные горы и маленькие на их фоне мусоровозы не заметить сложно. На подъезде встречает знак «Частная территория. Фото- и видеосъемка запрещена». Но это никого не останавливает. Дорогу, по которой с трудом пробираются и иногда буксуют мусоровозы, снимают, ругаясь, экипажи на свои телефоны.

Чтобы подняться на самый верх и сгрузить собранный мусор, нужно проехать через весовую и еще минут десять буксовать на дороге. Она состоит из растаявшей кашеобразной грязи, пакетов и сложно различимого отдельного мусора. Ближе к вершине дежурит трактор, который помогает мусоровозам, застрявшим на полпути. Нам повезло: дорогу перед нами почистили ковшом экскаватора, поэтому заехать получится. Водитель все время нажимает на газ, потому что если мы будем ехать медленно, то обязательно утонем.

С другой стороны эту же дорогу и эти же мусоровозы снимает директор полигона. Он пытается доказать, что машины заехать на место все же могут. Когда директор замечает, что мы ведем съемку, то подбегает и угрожающе говорит, чтобы перестали.

— Ты что не видел, что съемка запрещена!? Че ты тут снимаешь? Я вас сейчас вообще отсюда не выпущу! Здесь останешься!

На вершине мусорной горы директор опять встречает нас. Он недоволен, что в нашем баке много воды. Говорит, что сливать ее здесь нельзя.

— Он спросил, мы что, набрали где-то специально воды, чтобы буксовать? Так это же не вода, это просто стоки мусора, пищевые отходы. Мы что, должны его на улицах города разливать? Нет, здесь! Это уже чисто желание придраться к чему-то, — комментирует Александр.

По словам экипажа, мусоровозы «Экотранса» заезжали на полигон по этой же дороге, просто ее чаще чистили, она была более удобная, поэтому проблем и задержек было меньше.

Машины были их, дорога их, полигон их. Наверное, было больше заинтересованности в том, чтобы никто не застревал. Отремонтировать дорогу было дешевле, чем ремонтировать машины. А сейчас полигон собираются закрывать, вроде, поэтому им это не интересно. Сейчас поломки мусоровозов — уже не проблемы «Экотранса», — рассказывает Николай. — Это их уже не волнует. 

А мы что, мы люди маленькие. У нас работа простая: чтобы контейнеры были пустые, — добавляет Александр.

Мы возвращаемся по дороге обратно, вдыхая горький, гнилостный запах полигона. И трясемся, но едем быстро, иначе можем застрять. На разноцветных горах иногда видно людей, которые сортируют мусор. Они ищут алюминий, пластиковые бутылки, макулатуру, цветмет, все, что можно сдать на переработку.

Фото: Виктория Подарова, «Открытый Белгород»

На выезде из полигона по радио начинает играть песня «Улыбнитесь, каскадёры!» группы «Земляне». Я обращаю на это внимание грузчика Александра.

«Улыбнитесь, каскадёры! Ведь опасность — это всё-таки пустяк

Улыбнитесь, каскадёры! Мы у случая прекрасного в гостях

Это наша судьба, жить не можем иначе»

— Да! — смеётся, — а мы и улыбались!
Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Авторы:Виктория Подарова
Читайте также
Выбор редакции
Материал
Криминал7 мая , 18:53
«Коньяк или мешок цемента»: в суде продолжается рассмотрение дела о белгородском цемзаводе
Материал
Общество 17 апреля , 12:33
«Аисты возвращаются, значит они мои»: белгородка рассказала, что не прогоняла аистов из Томаровки
Материал
Общество 27 марта , 16:24
«На руках занёс Катюшу в больницу»: белгородец рассказал, как спас пятилетнюю девочку из Никольского