Local Logo
Новости Белгорода и Белгородской области
87.74
+0.00$
95.76
+0.00
+29 °С, ясно
Белгород

Пугал Тебекиным и требовал взятки: что о Сергиенко рассказал заявивший на него бизнесмен Глазкрицкий

28 февраля , 23:18Дело Сергиенко
Фото:

Один из главных свидетелей по делу Сергиенко Владимир Глазкрицкий дал показания в суде. Бизнесмен, владеющий ООО «ОГК» и «Оптнефтегаз», рассказал о своих отношениях с обвиняемым, даче взяток и эпизодах работы с Сергиенко.

Новым свидетелем по делу Александра Сергиенко, обвиняемого в получении взяток в особо крупном размере, стал бизнесмен Владимир Глазкриций. Он владеет несколькими компаниями, в том числе ООО «Оптнефтегаз» и «ОГК», которые фигурируют в деле.

Свидетель настаивает, что за возможность строительства заправок в Старом Осколе и покупки недостроенного торгового центра давал взятки Сергиенко в течение нескольких лет. По словам свидетеля, в полицию он решил обратиться, чтобы «прекратился беспредел». К заявлению Глазкрицкий приложил аудиозапись их частного разговора с Сергиенко, сделанную тайно. С этого момента началось расследование уголовного дела, которое в декабре 2023 года передали в суд.

«Обратился, чтобы прекратился беспредел. Сергиенко бы не успокоился, даже когда его назначили на пост главы Газпрома. Я решил обратиться в правоохранительные органы и написать заявление. Представлял аудиозаписи нашего разговора от 19 декабря 2022 года. Я хотел показать нашим близким друзьям, что Сергиенко не такой белый и пушистый. Он помогает не бескорыстно, как сам говорит, а только из-за взяток»,
отметил свидетель.

Была ли дружба?

Глазкрицкий рассказал, что познакомился с подсудимым в 2009 году, когда тот был главой Шебекино. С этого момента, по словам свидетеля, их связывали дружеские отношения, которые потом переросли в отношения, завязанные на материальных ценностях. На вопросы защитников о том, отмечали ли они совместно праздники, поздравляли друг друга с днем рождения, Глазкрицкий ответил утвердительно. Но добавил, что это к делу отношения не имеет.

«Проблема заключается в характере их отношений. В течение 10 лет они позиционируют себя в качестве друзей и вдруг что-то происходит. И один из этих друзей пишет заявление о возбуждении уголовного дела. Анализ отношений, и что случилось, и почему, имеет существенное значение. Ну, во всяком случае защита полагает так»,
отметил адвокат Владимир Горелик.

«Всё делалось по звонку из его кабинета»

Свидетель рассказал о нескольких эпизодах даче взяток Сергиенко. Взятку машиной за 3,3 млн рублей он дал тогда уже главе Старого Оскола, чтобы построить и получить документы на ввод в эксплуатацию заправочной станции на улице Архитектора Бутовой, 16а.

«Сергиенко сказал, что будет выделять землю, давать разрешительные документы, содействовать, а взамен потребовал автомобиль Mercedes. Покупал я его в Белгороде, стоила машина 3,3 млн. Я сказал, что у меня есть только 2 млн, он согласился оплатить 1,3 млн. За покупку автомобиля Сергиенко выделил участок на улице Архитектора Бутовой, 16а для строительства метановой заправки, оформил все разрешительные документы, которые должны были быть»,
отметил Глазкрицкий.

Позже машину переоформили на жену другого бизнесмена — Дениса Гринякина, владельца строительной компании «Тисайд». Стоимость машины оценили в 300 тысяч рублей.

Свидетель добавил, что это была взятка, которую требовал Сергиенко. В итоге, договор аренды на участок заключили в конце 2018 года. По словам свидетеля, долг в 2 млн рублей он не стал требовать, потому что Сергиенко — «человек великий, глава администрации». Глазкрицкий настаивает, что без его помощи оформить эту и другие объекты было бы невозможно.

Водил машину личный водитель обвиняемого — Александр Личаев. Ранее «Открытый Белгород» записал его показания в суде.

По словам Глазкрицкого, водителя Личаева он устроил себе в компанию и платил ему зарплату с 2018 по 2023 годы. За это бизнесмену выделили ещё один участок для строительства метановой заправки. Водителя уволили только после того, как Сергиенко перешел на новую должность в Газпром.

«За эту услугу Сергиенко дал мне землю на улице Майской, 12. Там я построил заправку, мне выдали все разрешительные документы. Личаев был оформлен в компании законно, мы платили все налоги. Он был трудоустроен с 2018 по 2023 год, в течение пяти лет, но ни одного дня не работал, приходил только за деньгами. Потом Сергиенко перешел в Белгород, поэтому водителя я уволил»,
рассказал свидетель.

Он добавил, что без помощи Сергиенко выиграть торги на этот объект не вышло бы, и что «всё делалась по звонку из его кабинета». Всего за пять лет работы водителю Личаеву заплатили около 2,1 млн рублей.

Ещё один эпизод, который инкриминируют Сергиенко и с которым связан Глазкрицкий — покупка недостроенного торгового центра в микрорайоне Дубрава в Старом Осколе. Чтобы купить здание, нужно было снять обременение с земли, с чем якобы помог Сергиенко. За это глава Старого Оскола также, по словам Глазкрицкого, попросил взятку — треть доли ТЦ. Её оформили на сестру жены Сергиенко — Людмилу Петрову. Она и её муж также давали показания в суде.

«В 2019 решил купить недострой в Старом Осколе за 7,5 млн рублей. Я пришел к Сергиенко и сказал, что хочу купить ТЦ, но там была проблемная земля. Он сказал, что всё сделает, снимет с обременения, но чтобы я его отблагодарил: треть доли этого объекта надо оформить на Петрову. Мне ничего не оставалось делать. В договоре купли-продажи за Петровой доля была в 2,5 млн рублей, но деньги я не получил. 2,5 млн — это реальная взятка, которую я дал Сергиенко. Потом я продал торговый центр за 35 млн, одну треть получила Петрова, это около 11 млн»,
отметил свидетель.

Глазкрицкий добавил, что деньги за продажу ТЦ перечислили его жене и Людмиле Петровой.

«Не знаю, куда деньги со счета Петровой делись потом. Я же не контролировал процесс. Так понимаю, Петрова сняла эти деньги и потом передала Сергиенко. Мне это известно, не буду говорить из каких источников»,
добавил он.

По словам Глазкрицкого, Сергиенко дал команду начальнику департамента имущественных и земельных отношений Зинаиде Анпиловой, чтобы с земли сняли обременение. Ранее «Открытый Белгород» заслушал и её показания. Свидетель настаивал, что сама она, без указания Сергиенко, его слушать бы не стала. Также он не согласился с утверждением свидетельницы о том, что их с Сергиенко связывал совместный бизнес.

Следующие показания связаны с клубом стрельбы «ССК Стрелец», которая частично принадлежит сыну Сергиенко — Евгению.

«Клуб — это собственность Сергиенко, он имеет там долю в 50%. Сергиенко вызвал меня в кабинет и сказал, что для ввода в эксплуатацию заправки на улице Майской, 12 надо приобрести стрелковое оборудование, которое передадут в клуб. И сказал, чтобы оплата была не с аффилированных компаний. Я нашел воронежскую компанию, которая заплатила питерской компании за оборудование. В апреле 2021 года оно пришло»,
отметил свидетель.

Он рассказал, что доверенность на получение оборудования выписали на второго учредителя стрелкового клуба — Сергея Бочарникова. А если бы Глазкрицкий оборудование не купил, что его бы «отдали Тебекину».

«Со стороны Сергиенко была претензия. Он меня пугал нашим доблестным Владимиром Тебекиным. Что я, мол, тебя отдам Тебекину, и пусть Тебекин с тобой разбирается. Ну, Тебекин Владимир Михайлович, вы не знаете, кто это? Это Моряк [прозвище Владимира Тебекина, — прим.ред] наш. На тот момент он был предпринимателем, возглавлял федерацию бокса»,
заявил Глазкрицкий.

Далее прокурор зачитала отрывок из записи разговора Сергиенко и Глазкрицкого. Последний в ней утверждает, что ему не вернули 2 млн рублей за машину, хотя в суде Глазкрицкий настаивает, что это была взятка.

Глазкрицкий: Вопрос по машине. Машина стоила 3,3 млн, Саш, «Мерседес", который я тебе передал. Сань, ну ты же пришел и говоришь «купи мне машину», и я тебе все купил.

Сергиенко: За мои деньги?

Г: Нет, я за свои купил. Сань, я перечислил.

С: Ты пришел меня записать? Вопросы у тебя такие провокационные, чтобы записать? У тебя телефон с собой?

Г: Нет у меня телефона, телефон там, я его специально выложил. Саш, я тебе мало помогал? Сань, да я не против.

С: Ты просил, я тебе все делал. Что ты пришел ко мне считать?

Г: Я не считать пришел, с меня требуют деньги, понимаешь?

С: А я тут причем, я что, касса взаимопомощи?

Г: Хорошо, ладно. Но, получается, 2 млн ты мне так и недодал.

Прокурор: Поясните этот фрагмент. Что значит, что он вам недодал?

Глазкрицкий: Изначально проговаривалось, что у меня есть 2 млн, а не 3,3 млн. Больше нет. Остался 2 млн должен.

П: А как должен, если вы рассказывали, что вы передали машину в качестве взятки за оказанные услуги? Он вам, что, обещал отдать за эту машину?

Г: Не обещал отдать.

П: А почему тогда говорите, что он вам должен?

Г: Ну, я уже не помню, почему так сказал. В принципе, так возврата денег и не произошло.

Далее в разговоре Глазкрицкий был недоволен тем, что нужно отдавать деньги за треть доли ТЦ, оформленную на Петрову. Сторона обвинения и судья уточнили, почему свидетель возмущается, если это было условием взятки. Свидетель ответил, что «так пришлось разговаривать».

«Субсидии — это и есть мотив оговора»

Часть разговора между Сергиенко и Глазкрицким касалась субсидий, заявку на которые подавала компания «Оптнефтегаз». Свидетель заявил, что субсидии к взяткам не имеют отношения, потому что ими заведовало региональное Минэкономразвития. На следующие вопросы о субсидиях, которые Глазкрицкий хотел получить, но не получил, он отвечал уже защите.

«Я претензий по субсидиям не имею. Субсидии Газпром не выдает, их выдает Минэкономразвития. А Газпром там третье лицо. Я этими вопросами не занимаюсь, у меня есть люди в офисе, которые смотрят, подписывают»,
отметил Глазкрицкий.

По словам защитника Сергиенко, адвоката Горелика, именно вопрос субсидий мог стать камнем преткновения. Потому что заявку «Оптнефтегаз» на получение субсидий отклонили, и к этому решению был причастен Сергиенко. 

«Уважаемый суд, в материалах дела есть доказательства о том, что проблема субсидии — это есть мотив оговора в совершении преступления. Мы будем представлять по этому поводу доказательства. И в связи с этим задаются вопросы. То, что свидетель говорит — это один вопрос, а как было на самом деле — второй»,
подчеркнул Горелик.

Судья сняла эти вопросы, несмотря на объяснение адвокатов.

Глазкрицкий добавил, что имеет приятельские отношения с Денисом Гринякиным, но к работе его компаний предприниматель отношения не имел. Защита прочитала фрагменты разговора между Сергиенко и Глазкрицким. В нём Сергиенко требует отдать что-то Гринякину, и говорит, что после этого вернет весь долг — за машину, торговый центр и зарплату водителю.

Глазкрицкий: Я уже отдал все, Саш, Саш!

Сергиенко: Кому ты отдал?

Г: Тебе отдал! Я шесть перечислил.

С: Сколько по договору было?

Г: 30.

С: 30 отдал?

Г: Я отдам, Сань!

С: Отдай, отдай! Отдай 30 и я тогда отдам тебе то, что ты мне дал.

Г: Сань, смотри, мы договаривались...

С: Отдай 30, а я отдам тебе то, что дал. Пока 30 не отдашь — я тебе ничего не отдам.

Далее разговор касается оформления актов, взаимных обязательств. Сергиенко утверждает, что деньги на автомобиль «Мерседес» отдал, но Глазкрицкий с этим не соглашается. Также Сергиенко просит «заплатить Денису» и говорит, что вернет деньги после этого.

Адвокат: За что вы должны рассчитаться с Гринякиным? Какие работы он выполнял в ваших интересах?

Глазкрицкий: Я не знаю. Мне Гринякин лично ничего не делал. И моим компаниям ничего не делал.

Судья: А что за 30 млн появились?

Г: Не знаю. Ну может быть и 30 млн, но это отношения между Сергиенко и Гринякиным. Я не знаю, что эта сумма означает.

Судья: С кем требовал рассчитаться Сергиенко?

Г: Сергиенко может говорить все, что хочет. Ну 30 млн — это те деньги, на которые Гринякин когда-то строил заправочные станции, но не мне, а другой компании. И эта компания должна ему 30 млн, вот и всё. Не моя компания!

Судья: А вы причем?

Г: Не знаю.

Судья: А почему он у вас требует, чтобы вы доплатили?

Г: Я не знаю какие у них отношения с Гринякиным.

В итоге Владимир Глазкрицкий признал, что Сергиенко обещал ему вернуть деньги за автомобиль, зарплату водителя и торговый центр. Но отметил, что взамен подсудимый требовал погасить долг перед Гринякиным, которого не было. 

Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Авторы:Виктория Подарова
Читайте также
Выбор редакции
Материал
Криминал7 мая , 18:53
«Коньяк или мешок цемента»: в суде продолжается рассмотрение дела о белгородском цемзаводе
Материал
Общество 17 апреля , 12:33
«Аисты возвращаются, значит они мои»: белгородка рассказала, что не прогоняла аистов из Томаровки
Материал
Общество 27 марта , 16:24
«На руках занёс Катюшу в больницу»: белгородец рассказал, как спас пятилетнюю девочку из Никольского